Сайт Ольги Юрковской

E-mail: info@stressa.net

Улучшаем жизнь

Скоро:

В процессе:

Последние статьи

Как сделать свою самооценку адекватной и тем самым избавиться от неуверенности

Мастер-класс Ольги Юрковской - работающие упражнения для изменения неадекватной самооценки - себе или другому человеку.

Как раскрыть потенциал вашего ребенка, чтобы он реализовался как Личность

Современным родителям очень сложно научить своего ребёнка тому, что ему действительно будет важно уметь делать во взрослой жизни - как добывать материальные ресурсы и как строить взаимовыгодные хорошие отношения. Как решить эту проблему? Смотрите видеозапись мастер-класса Ольги Юрковской "Как раскрыть потенциал вашего ребенка, чтобы он реализовался как Личность".

Разница между мышлением бедного и богатого человека. Интервью с Ольгой Юрковской

Уровень благосостояния зависит прежде всего от внутреннего отношения человека к деньгам и возможностям их заработать. Ольга Юрковская рассказывает, в чем разница между психологией бедного и богатого человека.

Последние отзывы

Ирина Козина

Лично у меня вырос уровень осознанности, скорость мышления, реакции, процесс "мысль-решение-действие" раньше мог занимать подчас месяцы, сейчас пару дней (недавняя иллюстрация с работой, хотя в идеале должно быть вообще в секунды, я думаю))).

Подпишитесь на Новости

Один мой день - предпринимателя и мамы

Здравствуйте! Меня зовут Ольга Юрковская. Я мама троих детей и индивидуальный предприниматель. И сегодня мы с вами проведем мой обычный день.

Ольга ЮРКОВСКАЯ

«Я человек, который бизнесом с четырнадцати лет начал заниматься».

Мама детей «без школы».

«Я просто не вижу никакого смысла именно в том формате обучения и образования, который нам предлагает государственная школа».

Автор курсов для родителей.

«Люди приходят за информацией, а уходят с силами что-то сделать».

О детях и бизнесе.

«Я не хочу, чтобы мои дети пошли работать низкооплачиваемыми бюджетниками».

Катя: «Маркетинг – это развитие бизнеса».

О жизни и о быте.

«Если я день буду убирать, я не заработаю намного большую сумму».

«Если детей не кормить, то они очень быстро всё сами начинают делать».

Откровенно.

«У нас всё хорошо».

Один день с предпринимателем.

Ольга Юрковская: «День сегодня – это отвезти утром сына в садик, потом отвезти дочек в бассейн, сегодня у меня день необычный – мы к стоматологу записаны, потом отвезти детей на шахматы, сама я провожу мастер-класс, забираю сына из садика, и дома вечером я провожу вебинар, то есть это семинар через интернет».

12.00. В кафе спорткомплекса.

Ольга Юрковская: «У меня дети на хоумскулинге. В Беларуси это называется индивидуальный учебный план. Мы только сдаём раз в четверть контрольные по основным предметам и посещать школу не обязаны.

Дочки сейчас плаванием занимаются, я их жду.

Основная часть моей работы происходит удаленно через интернет. Очень много я пишу текстов. Нужен только ноутбук, и работать я могу фактически в любом месте. Если я организовала работу так, то могу себе позволить.

Когда я больше одиннадцати лет назад родила свою старшую девочку, то я очень ответственно отнеслась к роли мамы. Я купила всю литературу, что продавалась, я купила все журналы, которые были. Я все это прочитала. И совершенно неожиданно выяснилось, что информация из книг и журналов – она сама по себе, а мой ребенок – он сам по себе. И я решила, что мне не хватает подготовки. Для того, чтобы все-таки дать детям все то, что я хочу дать – мне надо пойти учиться.

Я получила три серьезных психологических образования: психолога и преподавателя психологии в РИВШ БГУ, потом гештальт - терапевта, Московский гештальт институт, и в Высшей школе психологии в Москве по программе «Коучинг и лидерство».

Я это делала для детей. То есть со своими детьми я начала справляться очень даже успешно. И я естественно решила, что мои дети будут учиться на хоумскулинге. Как опыт зарубежных стран показывает – это отличный способ.

Работала-то я всегда в бизнесе, с бизнесом. У меня MBA, у меня управленческий консалтинг, Плехановку в Москве я закончила. То есть я никогда не собиралась и не планировала, что то, что я делаю для себя, для детей, что это в принципе может стать профессией. Неожиданно для меня выяснилось, что у людей просто огромный даже не интерес, а какая-то жажда, что им не у кого спросить. Они хотят на хоумскулинг, а на постсоветском пространстве нет ни одного эксперта.

Я писала статьи и заметки о том, как это у меня. Это вызывало огромное количество перепостов, просмотров, комментариев. У людей сразу начались уже вопросы, что: «Оля, а давай ты будешь делать полноценное большое обучение, мы готовы за него платить». Тема-то назрела в обществе. Люди недовольны тем, как современная школа учит, но альтернативы люди не знают».

– А сами готовить умеете?

– Да! Я жарю себе яичницу по-своему.

– Если детей не кормить, то они очень быстро всё сами начинают делать.

13.00. Разговор за обедом.

Ольга Юрковская: «Обучение детей построено на их самостоятельности, потому что дети точно знают, что по белорусскому законодательству если они не сдают свои четвертные оценки, то они будут обязаны ходить в школу ежедневно, то есть их снимут с индивидуального плана, а им этого очень не хочется.

Нам дают расписание самостоятельных и контрольных работ, диктантов, выполняемых в классе, и конкретно на эти уроки мы приезжаем. Дети понимают последствия, если они не будут самостоятельно заниматься. Если сейчас они занимаются полтора часа в неделю с репетитором и чуть-чуть что-то делают сами, то придется им пять-шесть уроков каждый день находиться в этом шуме, гаме, напряжении».

Катя: «Мы обычно приходим в школу, допустим, предмет русская литература – приходим в школу, нам говорят, что прочитать, что выучить. Приходим домой и читаем. Или математика – дают задания, мы читаем правила всякие, приходим домой и делаем».

Настя: «Я по школе люблю легенды читать, а так я читаю «Приключения Алисы». Двадцать первый век, конец двадцать первого века, кажется, восемьдесят третий год. Автора я не помню. Я не автора читаю, а книжку».

Ольга Юрковская: «В класс они записаны, ходить туда могут, но всегда это у них вызывает много саботажа и недовольства. И они стараются прийти, написать контрольную и уйти. Ходим на те уроки, где всему классу дают контроль, чтобы учительница не тратила на нас время отдельно. Поэтому они занимаются самостоятельно. Я в это не вмешиваюсь, отвечаю изредка на какие-то вопросы, если знаю на них случайно ответ, как правило, отвечаю: «Погугли». Даже зная ответ, я предлагаю ребенку научиться самому находить информацию.

И приходит раз в неделю на полтора часа репетитор, это десять долларов стоит, и она с ними, в основном идёт белорусский, математика у них из-за шахмат идет вообще очень легко, то есть они обогнали уже свою программу. А все гуманитарные предметы – я оплачивала, за сто долларов к нам приезжала женщина быстрым чтением с детьми заниматься десять занятий, и скорость чтения у Кати в 6 лет была как конец третьего класса.

А с тех пор они еще прочитали несколько десятков, а то и сотен книг, и в интернете что-то она в Википедии смотрит, то есть с гуманитарными предметами и быть вопросов не может. Пока другой ребенок страницу читает – моя всю главу до конца и все вопросы». 

13.30. По дороге к стоматологу.

Ольга Юрковская: «Можно вообще не связываться с нашей системой здравоохранения. Я ещё в роддоме, когда со старшей лежала, мы сразу же заключили годовой договор с частным доктором. Семейный у нас был доктор. И все эти годы, случись что, он и так осматривал каждые две недели, и приезжает при любой болезни. В бесплатную поликлинику мы нагрузку не даем, у нас всё хорошо».

– Сказали, что вы пришли?

– Нет.

– Нет.

– Катя, я первая. Я первая!!!

Ольга Юрковская: «Нормальных стоматологов дети не боятся, то же самое я вам могу сказать по поводу воспитательницы в садике или учительницы в школе. Единственный критерий – это добрая тетя. Тот факт, что там добрая учительница, у ребенка вызывает желание учиться, чтобы ей понравиться, ее порадовать, что-то сделать, чтобы эта добрая учительница похвалила.

14.20. Ждём детей с процедуры. Размышления о школе.

Я просто не вижу никакого смысла именно в том формате обучения и образования, который нам предлагает государственная школа. Тратить несколько тысяч часов на получение информации, любой кусочек которой «гуглится» за пять минут как-то не рационально по времени.

Если мы возьмем взрослых людей, например, программиста, который может быть очень успешен, он может в свое удовольствием быть интровертом, писать код, быть гениальным в этом. И возьмем, например, директора, который публичный, который пиарится, постоянно говорит, выступает, руководит, управляет – у него такая же зарплата.

Но мы не начинаем требовать от программиста качеств этого руководителя, и мы не начинаем требовать от руководителя погруженности и интровертированности программиста. Взрослым людям мы даем право реализовывать их сильные стороны. Тогда непонятно, почему мы детей лишаем права реализовывать свои сильные стороны и учиться нивелировать слабые? Почему мы пытаемся всех сделать средними, никакими и плохими?

Люблю найти человека, которому доверяю, и доверять ему».

Размышления: дети и деньги.

Ольга Юрковская: «Девчонки сейчас уже доросли. Так я, например, плачу фрилансерам за расшифровку аудио в текст. Часть этих работ берут на себя девчонки, и по расценкам как у фрилансеров, мне все равно, кому деньги платить, что им, что так. Занимаясь шахматами, иногда, когда выигрывают в турнирах, там, как правило, денежные призы. Иногда я предлагаю им призы за достижения каких-то целей.

У детей всегда есть возможность принимать финансовые решения, даже в пять, в шесть, в семь лет о том, как распорядиться своими деньгами, то ли накопить на что-то более крупное, то ли растратить на какую-нибудь ерунду. И очень быстро они начинают понимать, что ты купил что-то некачественное, оно тут же сломалось, тут же выкинул, и все.

И теперь у меня дети четко ориентированы на качество, на долгосрочную перспективу. Именно после того, как купили что-то китайское, это китайское рассыпалось через неделю, все, больше они не хотят покупать то, что у них исчезнет через неделю».

Размышления: дети и их профессиональное будущее.

Ольга Юрковская: «У меня нет ожиданий по поводу того, кем будут мои дети. Потому что взять, например, Настю, она сейчас практически профессионально рисует. Я вообще в этом не понимаю. Нравится ребенку рисовать – буду возить на занятия раз в неделю, это не очень напрягает. Я совершенно неожиданно буквально несколько дней назад узнала, что картины художницы, у которой она занимается, стоят тысячу долларов за картину.

Для меня это было такое неподдельное удивление: «Катя, Вы что, серьезно? То есть это не баловство, это не хобби, это нормальная профессия, которая приносит деньги?» Она начала прямо смеяться, говорит: «Оля, неужели Вы считаете, что мы просто так годами это все рисуем, продаем, делаем выставки? Нет, конечно же, мы неплохо живем, неплохо зарабатываем». И оказывается, что это вполне нормальная профессия, и ребенку нравится, и у ребенка получается, и у ребенка есть к этому дар, и она вполне достойно сможет жить с этой профессией».

15.40. В школу шахмат!

15.50. Дети – на шахматах, мама – на мастер-класс.

Ольга Юрковская: «Сейчас мы едем на мастер-класс под названием «Почему у родителей современных детей возникают проблемы, и что с этим можно сделать».

Меня зовут Ольга Юрковская, о себе я расскажу попозже, потому что у нас еще опаздывающие ожидаются. Сегодня тема о будущем наших детей, о том что наших детей ждет в будущем. Эта тема меня давно волнует саму, я вижу, что мир изменился настолько сильно, что все те проверенные годами рецепты, которые были у наших бабушек, прабабушек, они вообще никак не работают.

Нашим еще бабушкам повезло с нашими мамами: было все совершенно четко и понятно, что есть школа, ты можешь пойти в лучшую гимназию, напрячься и поступить ребенка в эту лучшую гимназию. Есть институт. Если ребенок не тянет на институт, он после ПТУ зарабатывает, как ни странно, рабочим на заводе больше, чем зарабатывает инженер после института. И совершенно понятно, чему и как учить детей. Наши бабушки и наши мамы еще на этой волне нас воспитали.

Но у нас этого нет, мы этой перспективы лишены, что ребенок закончит школу, закончит ВУЗ, и будет уважаемым членом общества, хорошо зарабатывающим человеком, сможет нормально себя самореализовать. К сожалению, окончание любого белорусского ВУЗа никаких гарантий никому уже не дает. 

Мир меняется очень быстро – это даже не отражает скорость изменений. Буквально еще пять, максимум десять лет и роботы заменят все рутинные операции. Люди, которые не сумеют стать интеллектуально развитыми и творческими, они будут выживать на пособии. Псевдоинтеллектуальный труд будет заменяться постепенно крутыми компьютерными программами. То есть там, где раньше требовалась тысяча бухгалтеров, хватит пяти, но высококвалифицированных, остальное посчитает компьютер.

И этот рутинный, не творческий труд, который раньше считался интеллектуальным, количество рабочих мест сократится в десятки раз. И снова у нас получается, что либо наши дети будут другими, либо мы получим: «Здравствуй, мама, почему же ты меня ничему не научила, что востребовано в том мире, который будет через десять, через пятнадцать, через двадцать лет? Почему ты, мама, потратила все мое детство, всю мою юность на вещи, которые только в 19 веке были полезны?»

К чему я все это подвожу: к тому, что современная система белорусского образования не гарантирует вам, что ваши дети научатся (и мне не гарантирует, поэтому я туда не хожу) всем тем качествам, которые вы перечисляли. У школы есть одна очень простая задача. Первая задача – камера хранения, то есть чтобы дети не мешали родителям работать. Задача камеры хранения – это побочная  задача.

У школы есть намного более интересная задача. Мы ж все люди взрослые и понимаем, что если кто-то платит деньги, и годами платит, то он платит за какой-то результат, который его устраивает. Иначе бы он бросил платить. Какой результат на выходе у девяноста, например, процентов после обучения в белорусских школах? Наёмные работники с небольшими заработками, без амбиций.

Совпадают ли мои личные цели как мамы с целями государства? У меня лично не совпадают. Я не хочу, чтобы мои дети пошли работать низкооплачиваемыми бюджетниками. Про рабочих и крестьян я уже сказала, что, по-моему, лет через десять уже и шансов пойти не будет.

Изменения структуры рынка труда наши государственные мужи просчитать не могут. То есть начать уже сейчас готовиться к тому новому миру, где будут роботы, где будет всё в компьютерных программах, и где не будет спроса на именно этого уровня обучение, знания, умения, мышление людей, они не могут.

Каждый сам себе решает, что будет с ним, с его детьми, чему учить, чему не учить.

Я человек, который бизнесом с четырнадцати лет начал заниматься, привозить из Прибалтики дезодоранты, кремы и продавать их здесь в ларьки, то есть почти «с пеленок бизнесмен».

Я всегда была уверена, что моё – это работа в бизнесе, в коммерции. И сейчас мне 38, но я не понимаю, что может быть моя как раз таки работа – вести курсы для родителей, консультировать по детям. Может быть в этом моя миссия и призвание, просто потому, что на это есть огромный спрос? Просто потому, что запросы на маркетинговый консалтинг, которым я зарабатываю, в десять раз меньше, чем запросы: «Оля, а расскажи про хоумскулинг», «Оля, а у меня с подростком такая проблема, что мне делать?» или «Оля, а у меня с ребенком вот это, а ты же это решала, ты же где-то это писала, что у тебя было, как ты это решила?»

Нельзя за самого себя решить, даже по факту, что это моя миссия, а всё то не миссия, что это мое дело, а все то не мое. Я предлагаю дать ребенку максимальную базу, максимальный набор тех качеств, знаний и навыков, опираясь на которые он выстроит любую карьеру, любую профессиональную деятельность.

Простой пример: когда моей старшей было шесть лет, даже пять лет и одиннадцать месяцев, я взяла преподавательницу с курсов быстрого чтения. Она за сто долларов десять раз к нам домой приезжала, то есть десять долларов за занятие. И она с ней прошла курс скорочтения, ребенок в шесть лет и два месяца на момент окончания как конец третьего класса читала.

То есть автоматически получилось,  что ребенок у меня после этого много и с удовольствием читает, и какие-то вещи в интернете находит, в Википедии, еще где-то, и книги бумажные читает. И это та база, которую я ей изначально дала в шесть лет. Любой навык, любое качество, которое я придумываю, что скорее всего человек с этим качеством будет лучше адаптирован к жизни в будущем, не идеально, может надо триста качеств, может тысячу качеств, но все-таки, я сразу начинаю придумывать, где и как его можно взять.

Если я хочу, чтобы мои дети были ответственными, то, значит, я не могу ни за что никак с них снимать ответственность. Значит, я не могу думать, взял он форму на физкультуру или не взял, потому что тогда ответственность на мне, и ребенок не учится быть ответственным. Значит, для успеха во взрослом возрасте выгоднее, чтобы не взял, получил какие-то проблемы, в следующий раз знал, что только от него зависит, в следующий раз взял.

Другой пример. Звонит мне учительница: «Я не справляюсь, ребенок не слушается, и чего-то как-то не то делает». И сразу вопрос: на ком ответственность? Если ответственность на ребенке и на учительнице, то меня это не касается, я говорю: «Знаете, я тоже не справляюсь, но Вы, в отличие от меня, Вы профессионал,  Вы найдете к ребенку подход, я в Вас уверена». И все.

И на ребенке ответственность: «Мама, мне поставили шестерку, а я думаю, что знала на девять, она ко мне придирается». «А как ты можешь сделать, чтобы в следующий раз?» «Так, так, и так». «На тебе, значит, ответственность, чтобы ты ей нравилась, может, не надо ей хамить, может, не надо с ней спорить».

Или у ребенка предстоит контрольная по истории. В учебнике написан маловменяемый бред. У ребенка из энциклопедии, из Википедии, из просмотренных фильмов совсем другая информация. Ребенок возмущается, что неправда в учебнике, что все совсем не так. Я говорю:

– Тебе какой результат нужен?

– Десятка.

– Понимаешь, для того, чтобы получить десятку по школьным требованиям, надо ровно что в учебнике ответить.

– Но это же неправда.

– Ты определились, тебе надо правду, за которую тебе поставят четыре, благо не ноль, или тебе надо десятку? Выбери какой-нибудь один результат и понимай последствия.

И этому я учу детей, что никогда нельзя только один источник информации. Никогда нельзя считать, что учитель имеет правильный источник информации. А вдруг учителя дезинформировали в пединституте? Где у тебя гарантия, что та информация, которая транслируется там, она действительно соответствует реальности, жизни, и прочее? Минимум три источника! Ты не можешь формировать свое мнение на основании только одного источника, не проверенного жизненным опытом.

Если я не буду сама сохранна, то я мало что смогу дать детям, если я уйду в эмоциональную нестабильность, депрессию, усталость, раздражение. Но для того, чтобы я сама была стабильна и сохранна, мне об этом надо позаботиться. Не позабочусь сама – никто не позаботится. И поэтому я жестко выставляю границы, что если вы хотите пошуметь, подраться, еще что-то, то закрыли дверь в мою комнату, закрыли дверь в комнату, где это, и на пониженных тонах там деритесь. Потому что я не смогу деньги зарабатывать, я не смогу нормально за рулем проехать, я не смогу вам поесть приготовить, я буду больна.

То есть давайте вы как-то соблюдайте свои интересы подраться, я соблюдаю свои интересы в тишине, и мы это делаем в разных местах. Дешевле и безопаснее маму не трогать. Потому что как мама потом реагирует: «Знаешь, ты то-то и то-то делала, у меня теперь голова заболела от этого невыносимого шума, поэтому извини, я не могу тебя отвезти туда, куда ты хочешь. Правилами дорожного движения запрещено в больном состоянии садиться за руль и ехать». Так, что «вот у тебя было поведение, вот его последствия».

Ну что ж, спасибо вам за то, что вы пришли, благодарю вас за внимание. Надеюсь, что ещё мы будем и в Facebook https://www.facebook.com/olgayurkovskaya встречаться, и переписываться».

Марина: «Я очень рада, что я с Вами лично познакомилась, и думаю, что наше общение ещё продолжится».

18.20. Едем забирать детей.

– А вы уже покушали? Выходите, я уже припарковалась. Что? Значит, сидите и ждите. 

– Ты дома готовишь?

Ольга Юрковская: «Не очень часто, в выходные только. Когда такие переезды туда-сюда, то мне бензин до дома и обратно доехать будет стоить дороже, чем поесть в кафе».

19.10. По дороге домой.

Ольга Юрковская: «Мы забрали Костю, сына моего, из садика, и едем домой».

– А чем ты, Костя, больше всего любишь заниматься?

– Решать примеры.

– Костя, потому что я с тобой много занималась!

Настя: «Вешай куртку на крючочек!

Тут мы кушаем. Тут у нас холодильник, тут у нас чаи. Картина! Я нарисовала сначала на листике.

Это я назвала «Метель». Тоже продаю!»

15 минут до вебинара.

Ольга Юрковская: «Год назад меня долго уговаривали провести очный семинар для родителей, и организатор уговорила, пришло наверно несколько человек, где-то до десяти. И был полный день очный семинар, всем очень понравилось, хорошие отзывы, все такое. Но как-то не думала. А начала общаться со Инной, моя приятельница из Евпатория, она меня уговорила, чтобы я не ей по Скайпу рассказывала все, что её интересует, а чтобы я это делала на много людей.

И она сейчас организовывает онлайн трансляцию моих вебинаров. Мы начали с октября. Мы вначале провели несколько бесплатных, получилось, что у нас семнадцать человек записалось на платный курс, заплатили. Инна этим вопросом занималась. И было видно, что люди хотят это слушать, хотят это знать, у людей нет ответов на их вопросы.

Потому что вся психология – в основном это либо про маленьких деток до четырех лет, в садовском возрасте, либо это работы американцев, которые к нам неприменимы оказываются. Культуральные различия очень большие, различия в обществе, моменты, когда читаешь книжку американского автора, если с маленьким ребенком можно применять, то со ребенком школьником совсем все по-другому».

5 минут до вебинара.

Ольга Юрковская: «Все, что покупала сама, стоит здесь. Большая часть была подарена школе, детективы, всякие романы, постепенно по полке отвожу, как хватает сил поднять сумку, две сумки, как правило, передариваю библиотеке постепенно».

3 минуты до вебинара. Знакомство со слушателями.

Ольга Юрковская: «Добрый вечер. Слышно ли меня? Поставьте, пожалуйста, в чате возраст ваших детей. 

В данный момент 27 гостей. Из каких стран? Россия Барнаул, Россия Королев, Италия, Канада, Россия Москва, Казахстан.

Добрый вечер. Сегодня у нас тема «Как раскрыть потенциал вашего ребёнка, чтобы он реализовался как личность»».

Вебинар длился два часа…

Ольга Юрковская: «Буду рада, если вы присоединитесь к нашей группе, которая будет с 17 февраля. Курс обещает быть очень интересным, потому что действительно важные все эти вопросы, на какие-то я уже отвечала в предыдущих вебинарах. Спасибо за внимание, хорошего вам вечера.

22.00. После вебинара.

Впервые работаю не по схеме, что четко план. А какая-то общая канва задана, и идет обратная связь, идут вопросы, что-то вспоминается, что-то приходит, и это совсем другой уровень.

Люди приходят за информацией, а уходят с силами что-то сделать.

Я не боюсь, что меня могут смоделировать, потому что я не в состоянии вебинар на одну и ту же тему хоть на 50 % повторить.

Даже если взять заметку «Как живут «дети без школы» и их мама» - больше ста перепостов. То есть очевидно это десятки тысяч человек, даже не тысяча, а десятки тысяч человек, которые ее прочитали.
У меня есть приятель, мой ровесник, он бездетный, его никак это тема никаким боком не касается, он мне через неделю после написания этой заметки, мы сидели с ним общались, пили кофе, и он: «Оля, как меня достала твоя заметка в лентах всех моих друзей, только ее мне фейсбук и показывает».

22.15. Наведение порядка в документах.

Ольга Юрковская: «А это как раз я искала, что надо же мне на сайт дипломы сейчас повесить. Это вообще какое-то чудо, администрация школы мне благодарность вынесла – действительно, я много книг подарила в библиотеку. Я задумалась, если я начинаю бизнес как психолог, конечно, это не психотерапия, это обучение, но все-таки это обучение больше со стороны психолога, то надо мне на сайт вывесить свои дипломы и сертификаты. Чтобы это не было, как сейчас модно, что люди, не имеющие никакого образования, вдруг начинают какую-то поп-психологию преподавать, которая противоречит логике, здравому смыслу, исследованиям ученых и прочему.

Перебирала, что же у меня есть за сертификаты. Нашла Московский гештальт институт, квалификация гештальт-терапевта мне присвоена, диплом Высшей школы психологии, курс «Искусство коучинга и лидерства» в объеме 288 часов, свидетельство о повышении квалификации. И наш РИВШ БГУ диплом – это психология педагогическая, психолог, преподаватель психологии у меня квалификация присвоена.

Трудовая нашлась среди дипломов, уволилась я 31 января. Я решила, что на двух стульях усидеть у меня получается одинаково некачественно и там, и там. Надо что-то одно делать. И это одно на данный момент, в ближайшие полгода – это обучение и консультирование родителей по тому, как же детей растить правильно, приспособленными к тому новому миру, который всех нас через 10-20 лет ожидает.

И поэтому я считаю, что в любом случае, даже если это не будет востребовано, не будет нужно людям, то работу себе я всегда найду, но зато за эти полгода я напишу книгу, я сдам ее в издательство, я проведу несколько десятков семинаров, и я, соответственно, буду точно знать, что если что-то не получилось, то не потому, что я даже не попробовала».

22.30. Время с детьми. Размышления о быте.

Ольга Юрковская: «С тремя детьми бытовуху ликвидируй не ликвидируй – через тридцать минут после генеральной уборки никто никогда в жизни не скажет, что в этом доме убирали за последние пять лет хоть раз. Все очень просто: понимаешь, что, к сожалению, идеал недостижим, от слова совсем недостижим, после чего как-то успокаиваешься, что дети есть дети, порядка идеального не будет и быть не может, можно расслабиться.

И я вообще сторонница простого-простого подсчета, что если мое рабочее время стоит вот таких денег, а рабочее время домработницы стоит в десять раз дешевле или в двадцать раз дешевле, значит, мне надо оплатить один день ее работы, и за это время заработать большую сумму. Если я день буду убирать, я не заработаю намного большую сумму».

Совет: с чего начать свой бизнес? 

«Немереное количество детей… Действительно, не поверят ни в какие советы!»

Ольга Юрковская: «Свой бизнес с чего начать? С вопроса: «А зачем?». Если тебе надо из пункта «А» передвинуться в пункт «Б», ты можешь сесть в машину и чётко, не глядя по сторонам, с максимальной разрешенной скоростью поехать по автостраде, и через несколько часов ты будешь в нужном тебе пункте.

Большинство людей, которые рассказывают, что они хотят сделать бизнес, они поступают по какой-то странной схеме. Они ходят вокруг машины тусовочкой и обсуждают, что они хотят поехать в пункт «Б». Но они не садятся за руль, они не заводят, они не заезжают на заправку. Они начинают гулять на окрестных полянках и обсуждать, как мир несправедлив, что не дает им прямо сейчас этого пункта «Б». При этом они даже пешком не пытаются пойти.

Любой результат – это всегда конкретный набор шагов, прописанных шагов. Если ты не знаешь этих шагов, то есть эксперты, которые их знают, есть книги, где оно всё написано, но за тебя никто эти шаги не сделает. Если ты решил пешком дойти, то пусть ты будешь неделю идти, месяц идти, но тебе надо идти с пункта «А» в пункт «Б», а не шаг вперед, два назад, рядом потусоваться, залезть в соцсеть, еще что-то, потом подумать: «Ой, что-то стемнело, вернусь-ка я домой, завтра я пойду туда».

С вами была Ольга Юрковская и ее дети. Спасибо за то, что вы вместе с нами посмотрели мой день, буду рада, если вы подружитесь со мной на Facebook https://www.facebook.com/olgayurkovskaya, или любой из моих сайтов вы сможете найти по поиску Google, просто введите Ольга Юрковская, и мы сможем с вами общаться дальше».

Один день с предпринимателем